Уважаемые зрители!
Театральное фойе и бар будут закрыты для посещения с 18 по 23 июня на монтаж и показы спектакля «Человеческое использование человеческих существ» Ромео Кастеллуччи.

Со второй половины дня 23 июня фойе возобновит работу обычном режиме.

 

4 апреля, 20:00
Кино, Фойе

КИНОТЕАТР ПАРАЛЛЕЛЬНОГО КИНО СИНЕ ФАНТОМ: короткометражные фильмы братьев Алейниковых «Подборка №6»

«M.E. (Monstrum Exosse)», «Постполитическое кино», «Ожидание де Била», «Машинистка»
Информация
18+
Купить билеты
Поделиться:

Электротеатр Станиславский представляет проект КИНОТЕАТР ПАРАЛЛЕЛЬНОГО КИНО СИНЕ ФАНТОМ. Это регулярные показы фильмов и других аудиовизуальных произведений, не тиражированных кинопрокатом и другими масс-медиа, которые берут культурологическое начало от движения «параллельное кино», зародившееся в начале 80-х и существующее в тех или иных интерпретациях до сегодняшнего дня.


«Подборка №6», короткометражные фильмы братьев Алейниковых (свежая оцифровка).

«M.E. (Monstrum Exosse)» (1986), 23 мин., 16 мм.

Герои фильма – пластиковые отходы завода игрушек «Огонек» в Царицыно, их прозвали Монструм Экзоссе. Пройдя путь от нового биологического вида и художественного направления в современном искусстве до обнаруженного исследователями в джунглях Амазонии языка диких племен, они агрессивно оккупируют масс-медиа, по ходу насилуя всё – мозги шведских школьниц и крупный рогатый скот. Термоядерная реакция пластмассы, захватившей мир, угрожает всему человечеству.

«Постполитическое кино» (1988), 24 мин., 16 мм.

Свобода – это нарциссизм и порядок в быту?
«Во время показа фильма на фестивале «Молодость» в Киеве зрители выбегали на сцену и устраивали пляски, используя стоявший на сцене рояль», – из воспоминаний очевидца. Фонограмма фильма записана совместно с группой «Оберманекен».

«Ожидание де Била» (1989-1990), 22 мин., 16 мм.
Главный приз кинофестиваля в г. Оберхаузен (Германия) в 1991 году.

Трогательная история ожидания друга по имени Де Бил. В роли соседки главного героя – Татьяна Диденко, автор незабвенной передачи «Тишина #9».

«Машинистка» (1989), 23 мин., 35 мм.

Что ждет эту мужественную женщину, свободно управляющую электрической печатной машинкой? Гиперсоциалистический гиперреализм с элементами ментальной эротики.


В историю кино братья Алейниковы вошли как создатели «параллельного кино», андерграундных фильмов, снятых на узкой пленке, таких как «Трактора» (1987), «Я холоден, ну и что?» (1987), «Жестокая болезнь мужчин» (1987), «Постполитическое кино» (1988). В системе официального кино братья Алейниковы начали работать в конце 1980-х годов. Сняв на базе киностудии «Мосфильм» короткометражный фильм «Здесь кто-то был» (1989) и полнометражный фильм «Трактористы 2» (1992).


«Что думают братья Алейниковы о своих фильмах», журнал «Сине Фантом», № 9 (1987):

«Авторы считают, что в современной ситуации человечество должно быть готово к информационному кризису в искусстве, когда чисто математически все варианты наборов информации будут перебраны и для продолжения прогресса нужна будет новая информация, новые структурные модели, большая обработка. Речь идет о выходе на компьютерное искусство.

Но компьютер не дар божий, и для того, чтобы контактировать с ним, нужно иметь набор единиц, с которыми машина могла бы работать. Искусство нужно дробить на такие единицы, и чем мельче, тем лучше, поскольку из более мелких будут строиться более ажурные конструкции. Подобный язык существует, авторы не создают его, а пользуются им. Бесспорно, что этот язык разрушает многие иллюзии по поводу искусства. Авторы мечтают, чтобы этим языком овладел зритель, особенно тот, который считает себя причастным к созданию произведений искусства».

Читать дальше

 «В среде московского андеграунда братьев Алейниковых называют постконцептуалистами. Они, что нетипично для постмодернистов, брали самих себя в качестве всей культуры и делали на этой основе кино, полностью состоящее из концептов их прошлого творчества. Многие из их экзерсисов были ловко замаскированы под любительские, домашние — иногда нарочно, как агитка или демистификация, иногда по халатности.

Они не были намерены быть экспрессивными. В отличие от ленинградцев, в Алейниковых не было эпатажа. Их фильмы были спокойными и будто находились в пространстве свершившейся революции: рукодельные коллажи, хроника, архивно-помоечные материалы, тексты-титры, советские песни и гротескные кривляния перед 16-миллиметровой камерой. Но даже титр с фамилией уже был достаточно концептуален: он осознанно отсылал к одному из самых ярких мифов советского кино. Вынося свою малораспространенную фамилию в титр, режиссеры подчеркивали преемственность по отношению к Петру Алейникову, ключевому актеру эпохи сталинского малокартинья и советской целины. Из этого совпадения родились фильмы «Трактора» (1987) и «Трактористы 2» (1992) — оба производные от советских «Трактористов» (1939). Тот факт, что сами они были братьями-режиссерами, связывал их непосредственно с Люмьерами — а значит, с миром кино».

Гордей Петрик, «От некрореализма до ТНТ: история русского параллельного кино», журнал «Нож». 

Смотрите также Все события